РУССКИЙ  ENGLISH 

虹 Niji

    
Главная
    
Акция!
    
Дискография
    
Биография
    
Профайл
    
Концерты
    
Тексты песен
    
ТВ передачи
    
Файлы
    
Фотогалерея
    
Переводы

Переводы текстов песен
Интервью
Tetsugaku
Tetsugaku 2
THE HYDE
Статьи
    
Сольное творчество
    
Архив
    
Фантворчество
    
Ревью
    
Ссылки
    
Наши баннеры
    
Наша команда
    
Карта сайта
    
Контакты

Рейтинг@Mail.ru

Глава 4. Смерть.

В раннем детстве смерть казалась мне чем-то совершенно нереальным. Я боялся ее примерно так же, как боялся привидений. Но когда я стал подростком, то все чаще пришлось столкиваться со смертью лицом к лицу, например, когда я чуть не утонул в море. Или эта рана на шее, если бы тогда не пришли люди, я бы наверняка умер. В некотором смысле это просто чудо, ведь пойди все чуть-чуть по-другому, меня бы уже не было. Например, часто бывали случаи, когда я мог бы попасть в аварию, если бы проезжал перекресток на несколько минут раньше. 
Первый раз, когда я столкнулся со смертью, - это было происшествие в третьем классе младшей школы, когда я чуть не утонул в море. Мы с соседским мальчиком сказали, что пойдем в бассейн, взяли денег на дорогу, а сами вдвоем поехали на море. Это была следующая остановка после бассейна. Мы зашли в море и вдвоем держались за надувной круг, но постепенно нас снесло к тетраподам (железобетонные конструкции, используемые для защиты от волн - Прим. переводчика). Волны возле тетраподов сильнее, и постепенно нас относило туда. Тетраподы надвигались все ближе, нас туда затягивало, и мы уже начали ударяться о них. Мы испугались опасности, но сил детских рук не хватало, чтобы вырваться. Мой друг закричал: "Помогите!", и я увидел, как какой-то мужчина на пляже прыгнул в море. Дальше в памяти ничего не сохранилось, помню только, что мне было очень стыдно звать на помощь. Но если бы не это, мы могли бы погибнуть, захлебнуться. Даже сейчас вспоминаю этот случай с дрожью. 

Шрам на шее я получил во втором классе средней школы. Мы с друзьями впятером поехали на велосипедах в горы. Забрались на вершину и стали спускаться. Гора была крутой, и я решил, что не стоит еще и тормоз использовать, но нечаянно нажал рукой на тормоз. И тогда, не вписавшись в поворот, я врезался прямо в стену. Я был последним, мои друзья уехали вперед, и я остался один. Я все хорошо помню до того момента, как ударился о стену, а после этого память сохранилась урывками. Наверное, я лежал там весь в крови. В этом месте в горах обычно никого не бывает, но когда я открыл глаза, то услышал, как незнакомый мужчина кричит с дороги: "Все в порядке?" Потом помню, что пытался подняться на дорогу, зажав рану рукой. Потом воспоминания снова прерываются, и вот я уже сижу в машине этого человека, а потом меня увозят на скорой помощи. Видимо, машина скорой помощи не могла проехать по горной дороге, поэтому этот человек довез меня на своей машине до того места, где врачи могли меня забрать. Затем снова провал, а потом помню, что меня везут на скорой помощи, а рядом один из моих друзей, что-то говорит, а я показываю ему знак V. Потом меня привезли в больницу, и я увидел обеспокоенные лица родителей. Меня поместили на место для осмотра, дернули за руку, и я очнулся от сильной боли. Видимо, мне вправляли сломанную руку. Потом врач стал снимать с меня штаны, и я подумал: "Аа! Меня увидят!" (смех). Хотя понятно, что врачу нужно было осмотреть, нет ли еще где-нибудь ран. Это было мое последнее воспоминание о том происшествии (смех). После этого я две недели лежал в больнице. Кроме раны на шее, у меня был еще сложный перелом руки. До сих пор в моей левой руке нет силы. 
Но даже после таких происшествий я не думал, что умру. Ведь дети не верят, что могут умереть. Только становясь взрослым, постепенно начинаешь понимать реальность этого. Сталкиваясь напрямую со смертью кого-то из окружающих, начинаешь задумываться о неизбежной действительности, и в голову приходят смутные мысли: "Как же это будет со мной..." 

Сейчас у меня внутри такое чувство, что я преодолел какую-то точку. С этого момента у меня исчез страх смерти. Конечно, мне не хочется болеть, поэтому я хожу к врачу, но теперь у меня нет сожалений, что когда-нибудь я умру. Например, даже если сейчас вдруг бам! - что-то упадет на голову, и я умру, то нисколько не буду жалеть об этом. 

Я это понял в такой период, когда казалось, что мое тело самовольно хотело расстаться с жизнью. Почему-то стал виден мир.. Такое чувство, что рядом со мной появился шинигами. Вне зависимости от моей воли, словно натянутые веревки с другой стороны балкона... В то время я стал подумывать о том, что для совершения самоубийства не обязательно долго раздумывать. Это был 2006 год, когда я во время тура "FAITH" приехал в ЛА. У меня были некоторые проблемы, но ничего особенно серьезного. Но несмотря на это, был словно еще один я, который как будто говорил: "Вот уже скоро.." Этот другой я был какой-то смутный, поэтому я не мог его четко видеть или слышать его голос. Поэтому я встряхивал головой и, стараясь оставаться спокойным, пытался сохранить чувство реальности. 

Порой бывало, что среди повседневнойной жизни меня вдруг охватывало чувство необычайной любви, я ощущал связь с космосом и в эти мгновения думал: "Вот сейчас можно и умереть". Словно перед лицом смерти понимаешь: "А, вот что такое космос!" Нет, я вовсе не принимаю каких-нибудь таблеток! (смех). Но в этот момент вдруг полностью осознаешь, что такое промысел космоса. Это было что-то огромное. И в это время 
Может быть, исчезла моя привязанность к жизни. 

С тех пор я почувствовал очарование всего окружающего меня мира. Это чувство отражено в стихах к песням - ларковской "Alone en la Vida" и к сольной "I can Feel", это стало основой для лирики того времени. 
После этого, спустя несколько месяцев, постепенно я почувствовал, что шинигами исчезает, словно он ушел куда-то далеко, но эти ощущения я помню до сих пор. И хотя это стало казаться чем-то нереальным, ощущение космоса осталось. Что же касается привязанности к жизни, я начал думать: "Не имеет значения, что я когда-нибудь умру", но вместе с тем пришло понимание: "Когда-нибудь я умру, поэтому надо прожить жизнь хорошо." И я думаю, что в создании этой книги тоже заключен важный смысл. Потому что я хочу успеть сделать все то, что должен сделать. 

Вот еще одно, я заметил это гораздо раньше. Когда умирает известный человек, то всегда находятся те, кто готов за ним последовать. Я этого очень боюсь...Я ведь когда-нибудь умру? Конечно, я не стану сам этому причиной, но я не знаю, каким образом это случится. В это время могут произойти подражательные самоубийства, и тогда смерть не остановить. Но я не хочу, чтобы это происходило. Я действительно хочу, чтобы все отказались от этой мысли. Я думаю, что смерть — это ничто, поэтому умерев, невозможно встретиться со мной. Или же наоборот, если есть тот свет, то мы все когда-нибудь встретимся вновь. И хотя некоторые ослепленные фанаты, потеряв меня, могут потерять всякую надежду, я хочу, чтобы вы хорошо подумали. Ведь музыка не умирает, и даже если меня не станет, то музыка будет продолжать жить. И она станет надеждой для этих людей, об этом очень важно помнить. 
И так как самоубийства следуют как цепная реакция, мне хотелось бы прекратить распространение новостей об этом. Когда умирает известный человек, то из-за муссирования таких новостей увеличивается и число подражательных самоубийств, это общеизвестный факт. В этом смысле, это может быть приравнено к убийству. И об этом я тоже хотел здесь сказать. 

И, напротив, что такое жизнь? Человек не ведет какое-то особое существование, он связан со всеми живыми существами. Поэтому, если смотреть в корень, то получится, что я просто живу. Но в отличие от других животных, человек обладает выдающейся способностью мыслить, у него есть мечты и идеалы, его поведение отлично от других животных. Человек может вести иной образ жизни, основанный не только на инстинктах и стремлении к размножению, и поэтому в человеке есть нечто большее. 
Вообще говоря, я не думаю, что Бог есть. И даже если есть Создатель, то не в религиозном смысле, а, может быть, просто тот, кто нас создал. Насколько бы человек ни был добродетелен, смерть — это ничто, поэтому, с моей точки зрения, живешь ты в радости или живешь в тягости — это не дает какого-то результата. И поэтому я думаю, что лучше жить с удовольствием, стремиться к своим идеалам, стараться как можно меньше причинять вред и на основе этого двигаться вперед — это и есть в моем понимании жизнь. А представление о том, что если будешь добродетельным, попадешь в рай, конечно, более понятно, но звучит несколько по-детски и далеко от реальности. Просто если будешь делать добрые дела, тебя будут любить, будешь приносить зло, то никто не будет любить, и ты проведешь свою жизнь в одиночестве. И как тогда встретить ничто, которое называется смертью? 

К оглавлению




L'Arc~en~Ciel, characters, names, and all related indicia are trademarks of L'Arc~en~Ciel. ©
Developed by © KAGERO, 2009-2019