РУССКИЙ  ENGLISH 

虹 Niji

    
Главная
    
Акция!
    
Дискография
    
Биография
    
Профайл
    
Концерты
    
Тексты песен
    
ТВ передачи
    
Файлы
    
Фотогалерея
    
Переводы

Переводы текстов песен
Интервью
Tetsugaku
Tetsugaku 2
THE HYDE
Статьи
    
Сольное творчество
    
Архив
    
Фантворчество
    
Ревью
    
Ссылки
    
Наши баннеры
    
Наша команда
    
Карта сайта
    
Контакты

Рейтинг@Mail.ru

Глава 1. Способности.

Как хотел бы я иметь талант! Порой я думаю, что, наверное, у меня совсем нет способностей сочинять музыку. Наобум играю на гитаре, рву струны, не в силах отыскать в голове ни единой мелодии, от расстройства впору кричать среди ночи. И так каждый раз, когда приходит время сочинять музыку. Может быть, когда-то давно я и думал, что это приятно. Ограниченный временем, мучаюсь, страдаю без сна, завидуя талантливым людям, и очень медленно придаю форму моей музыке, примитивной, как детские поделки из пластилина, то стираю что-то, то добавляю. Наверное, я трачу на это слишком много времени по сравнению с другими композиторами. Сколько недель работаю над аранжировкой, сколько раз переделываю, пока она не совпадет с той мелодией, что я слышу у себя в голове. Наконец, все готово! Я слушаю ее как самый первый слушатель. И если она мне кажется действительно красивой, то в этот момент я думаю, что у меня все же есть немного таланта. 
Я думаю, что создание чего-то нового — это чаще всего добавление одного к другому. 
Например, кальмар и телевидение, на первый взгляд, никак не объединишь (смех). А на самом деле именно так рождаются жидкие кристаллы. Объединив их таким образом, можно получить что-то совершенно новое, правда? Хотя обычному человеку такое и в голову бы не пришло. И если решиться говорить о моих способностях, то, может быть, это именно умение соединять разные вещи. 
Например, когда я сочиняю музыку, хочу в какое-то место добавить что-то сильное и говорю: «Хорошо бы здесь добавить что-то похожее на это место у Металлики», а мне отвечают: «Нет, тут аккорды не подходят» или «Но темп совсем другой». Очень часто меня не понимают, и это очень трудно. Каждый раз при этом я думаю: «Ну как они не понимают!» В конце концов, чтобы объяснить, приходится делать это самому. Например, «ХХХ» — соединение R&B и металла. 
И еще мне часто говорят, что у меня особенное, необычное построение аккордов, потому что я не знаю музыкальной теории. Сам не замечая, я могу перейти в другую тональность. Сейчас я думаю, что это моя отличительная особенность. 
Итак, сочинение музыки - это постепенный процесс обработки, отшлифовывание исходного материала, чтобы приблизить его к нужному образу. Другими словами, я словно делаю аранжировку собственной песни. Я сам открыл этот способ сочинения музыки, потоиу что аранжировка — это то, что у меня получается лучше всего. Когда я пишу свою музыку, то соединяю что-то с чем-то, затем изменяю, сначала получается что-то неинтересное, но потом постепенно я превращаю ее с помощью аранжировки в музыку, которая мне нравится. У меня почти не бывает так, чтобы вдруг раз — и сразу получилась отличная музыка, поэтому обычно только с помощью аранжировки она становится действительно хорошей. В итоге, чтобы написать одну песню, мне приходится создавать десятки частей. Других людей, которые действовали бы таким образом, настолько мало, что из окружающих я не знаю больше никого. Возможно, они есть где-то в другом месте. Достаточно сказать, что например, аранжировкой «ХХХ» я занимался 5 месяцев! Да, я делал это специально. 
Особенно это бросалось в глаза во времена «Roentgen”. В то время я решил для себя, что напишу 10 песен. Однако только аранжировка заняла целый год. Как бы я ни старался, за месяц мог написать только одну песню. Тут я и понял предел своих возможностей. Не столько талант, сколько упорная работа. 
Я не знаю точно, является ли вновь созданная вещь оригинальной в полном смысле слова. Возможно, сам того не зная, я подражаю чему-то уже существующему. Хотя я знаю, что в мире существует плагиат! (смех). Но ведь само по себе заимствование, когда практически одинаковые вещи немного изменяются, когда важные компоненты используются в качестве ссылки, все это является естественным ходом вещей, и с этим ничего не поделаещь.Говорят, что «открытие на 99 процентов состоит из предшествующих неудач». Какую известную песни ни возьми, часто думаешь, что в ней соединилось то-то и то-то. Наверное, в этих случаях неправильно употреблять слово «плагиат». Например, сейчас говорят, что Китай все заимствует у Японии. Но ведь после войны Япония тоже практически все заимствовала у Америки. Развитые страны тоже перенимали что-то у других государств, пока не стали таковыми. И такое подражание, усвоение важных факторов является основой для создания новых вещей. И если взять что-то и каким-то образом обработать, стремясь выразить что-то свое, то это будет уже искусство, в которое вложено и свое чувство. 
А еще у меня нет инженерных знаний, как и знаний по теории музыки. Если бы у меня был бы такой же хороший слух, как, например, у Кена, я мог бы писать музыку гораздо лучше. Например, если мог бы точнее различать звуки. Почему-то я слышу звуки довольно неопределенно. Часто бывает так: «Ааа, хорошо, что сказали, я спутал это и это.» Кен может с одного прослушивания все понять. Я же не очень хорошо понимаю, какие звуки подходят друг к другу в музыкальном плане, так что если бы у меня был хороший слух, это было бы гораздо лучше. Может, тогда я мог бы стать таким, как Стинг. Стинг владеет обеими сторонами — и технической, и музыкальной, так что он является словно зеркалом музыканта. Я же использую только интуицию, поэтому часто меняю тональность, сам того не замечая. Думаю, что Курт Кобейн тоже был таким. А вот Кен, как видно, если не захочет специально изменить тональность, то и не изменит. Так что если я смогу разобраться в этих музыкальных тонкостях, то наверное, и атмосфера моей музыки станет другой. Но чтобы этого добиться, нужно много учиться, что-то не очень хочется (смех). 

Я стараюсь понять, что думают слушатели и, в основном, могу предсказать уровень продаж. Мне нравится получать подтверждение, когда написанные мной песни находят тот отклик, который я и предполагал. Моя восприимчивость не слишком отличается от других людей, так что если мне песня нравится, то ее примут более или менее хорошо. Поэтому порой я рискую. Например, беру на себя смелость выпустить песню, которую вряд ли услышишь в чартах. Рискую, доверяя своему чутью. Однако полностью угадать мне никогда еще не удавалось (смех). 

Я уже 20 лет на сцене, и за это время множество людей выросло, слушая нашу музыку. И у всех этих людей какую-то часть их жизни мы окрасили своей музыкой. И в этом смысле это действительно стоящая работа, потому что оценивается высоко и приносит благодарность. Но сейчас мне кажется, что я был недостаточно серьезным. Недостаточно серьезно играл на гитаре, сочинял музыку, пел, и хотя тогда это все было очень трудно, но если послушать сейчас, то многое кажется несколько примитивным. Надо было больше стараться, чтобы петь лучше, изучить многое, чтобы сочинять музыку, а я ничего не делал. И то, что даже при том уровне пения столько людей полюбило эту музыку, с одной стороны стороны, очень радостно, но с другой стороны, было бы хорошо относиться к делу более серьезно. 

Нельзя относиться к своим способностям с предубеждением. В начале я собирался стать дизайнером и ходил в специальную школу. Однако дальтонизм стал препятствием, и я очень мучился: «Как я смогу работать дизайнером, если не различаю цвета.» А потом я начал играть на гитаре. И когда я начал сочинять музыку, я понял, что создавать музыку и картину — это одно и то же, один и тот же акт творчества. Конечно, способ действий совершенно различный, но все это является искусством. Рисуешь ли картину, пишешь ли песню или, например, создаешь лаковую пиалу. На самом деле, насколько интересна сама по себе эта деятельность, это уже другой вопрос. Но в моем случае, когда я начал сочинять песню и закончил ее, я очень волновался. В то время я вдруг понял, что смогу заниматься музыкой, несмотря на дальтонизм. Если бы я тогда решил, что на гитаре у меня ничего не получится, может, сейчас меня бы тут не было. Я до сих пор думаю, что у меня есть способности к рисованию, но так как я много лет не рисовал серьезно, то они заглохли. Таким образом, я без предубеждения отнесся к своим способностям, смог переключиться, и это позволило мне выбрать свой путь в жизни. Не имея предвзятого мнения, можно обнаружить внутри себя совершенно новые способности. 

К оглавлению




L'Arc~en~Ciel, characters, names, and all related indicia are trademarks of L'Arc~en~Ciel. ©
Developed by © KAGERO, 2009-2021